29 апреля 2018 Общественному Объединению ЭХО исполняется 20 лет!

Серия публикаций про ЭХО.

«Молодежь вынесла крест из подземного перехода, под Реквием В. А. Моцарта. Театральное представление олицетворяло смерть деревьев от рук человека, протест против вырубки сквера, который находился недалеко от пересечения проспекта Абылай хана и улицы Кабанбай батыра.

Так проходила первая акция в 1998 году. Мы требовали у акимата, чтобы те, кто вырубил деревья, посадил саженцы, в пять раз больше. После акции, активистов пригласили в Акимат и представители акимата сказали, что нашу акцию услышали, увидели и приняли меры. Вырубившая деревья организация предоставила гарантийное письмо, что обязуется высадить в пять раз больше деревьев, чем вырубила.

С такой маленькой победы и началась деятельность «Эхо» - вспомнил председатель правления неправительственной организации, Павел Лобачев.

 

 

Кто они основатели ЭХО?

Молодые активные казахстанцы! Они учились и работали в разных местах, при этом их волновали общие проблемы. Объединившись, решили, что их задачей станет информирование людей об их правах и помощь в реализации этих прав. Право каждого гражданина Казахстана на доступ к информации, право на выборы и другие права. Что необходимо для того, чтобы выборы стали свободными, справедливыми и открытыми? Независимое наблюдение!

В 1999 году активисты ЭХО провели первое независимое наблюдение за выборами в Казахстане.

Истории наблюдателей ЭХО

«Страшные наблюдатели».

Долгосрочное наблюдение, местные выборы в Украине осенью 2010 года, Киевская область. «В один из дней миссии звонит один из кандидатов, с просьбой разобраться в ситуации с подлогом. Якобы его доверенные лица ходят по деревне и предлагают деньги за голосование в пользу кандидата. А в момент передачи денег приходит полиция и фиксирует это нарушение. И кандидата могут снять с выборов.

Мы с Марией Лобачевой срочно выезжаем на место, деревня находится в киевской области, километров 40 от города. За окном автомобиля наступает вечер, подъезжаем к месту. Узкая улица запружена машинами, толпа, видны камеры, работают журналисты, начинаем искать официальное лицо, чтобы выяснить в чем дело. Несколько человек показывают нам на крепкого мужчину среднего роста (начальника отделения местной полиции). Мы с Машей подходим к нему:

- Здравствуйте, мы международные наблюдатели, что происходит?

Мужчина внезапно меняется в лице и начинает пятиться, делает несколько шагов спиной вперед, затем перепрыгивает через невысокий заборчик и огородами покидает место событий. Дальше, как в кино: в течении нескольких секунд разбегается весь народ, зеваки, быстро, с нажатием педали газа в пол, разъезжаются машины и на пустой улице в сгущающихся сумерках остаемся только мы с Машей и журналистка с оператором. Мы подошли к ним и озадаченно сказали:

- Да не такие мы страшные!

Готовились то к длительным разъяснениям, спорам, но не к такому финалу».

Нурия Бикинеева

"Как мы ездили в Кыргызстан и вернулись поседевшими".

"2005 год, тополиный пух, жара, июль - мы наблюдали президентские выборы в Кыргызстане. Устали от разъездов, напряжения и бесконечных встреч. Собрались домой. Заказали микроавтобус из Бишкека, обязательным условием было наличие кондиционера. Погрузились, едем, очень душно. Говорим водителю:

- А что так душно, что кондиционера нет?

Водитель так спокойно отвечает:

- Есть.

- А почему так жарко?! – орем мы всем хором.

- Он есть, просто не работает, - так же ничуть не смущаясь, отвечает водитель.

Дорога находилась в стадии ремонта и была засыпана гравием. Закроешь окна – духота, откроешь - пыль. В итоге, чтобы не умереть от перегрева, мы ехали с открытыми окнами в облаке густой пыли. В Алматы приехали почти седые. А всего-то надо было уточнить, что кондиционер должен работать".

Салтанат Бектурсынова

Несколько строк из интервью с Андреем Гришиным Andrei Grishin одним из учредителей ЭХО.

"Когда активисты объединились, у организации "Эхо" не было, конкретных целей и задач. Само название "Эхо" подразумевалось, как реакция на любые проблемы общества. Возраст у нас такой был, что было абсолютно все равно, на что реагировать: экология, политика, социальные вопросы. Все важно! Это и дало толчок.

Когда уже начали формироваться направления деятельности, ситуация с выборами была на поверхности, было обозначено, что ни одни из них не соответствуют международным стандартам и не признавались ОБСЕ, поэтому "Эхо" вписалось в эту тему. И одним из основных направлений стало - наблюдение за выборами".

Наша организация работает над улучшением доступа населения к информации госорганов.

Год назад мы проводили мониторинг по доступу к информации. Разослали запросы в госорганы и лично акимам сельских округов. Начались звонки: а вы кто? а вам зачем? почему? и т.д. На очередной вопрос «а вы кто?» Павел Лобачев ответил: «Я – гражданин Казахстана». Через несколько дней получаем ответ, начинающийся со слов «Гражданину Казахстана»...

Правда жизни

Мы проводили тренинги для НПО и местных сообществ по гражданскому лоббированию. В начале тренинга спрашивали у участников, как, по их мнению, можно добиться каких-то изменений. Имевшие на тот момент слабое представление о лоббировании, участники перечисляли способы, далекие от цивилизованных: баня с алкоголем и не только, женитьба на ВИП-дочке, шантаж и многое другое. Всё это записывали на доске.

Позже к нам на тренинг пришел депутат парламента, оглядел эти способы и категорично завил, что всё совсем не так и это всё не работает. Но по мере продвижения обсуждения, депутат периодически поворачивался к доске и задумчиво говорил: - А, нет это всё-таки работает... И это тоже... И это...

А это нас арестовывать идут (с)

Один из тренингов по гражданскому лоббированию проходил в санатории, где в то же время отдыхали ветераны, как их называли, «невидимого фронта». На такие тренинги мы приглашали депутатов парламента, бывших или действующих, чтобы они рассказали, как проходит процесс принятия законов, когда и как можно вносить изменения.

В тот раз мы пригласили Булата Абилова, который на тот момент уже ушел в оппозицию. Он выступил и уже уехал, когда к нам на тренинг ворвался директор санатория и взволнованно, практически по Булгакову, возопил: «Там вас арестовывать едут»! Оказывается, кто-то из бдительных ветеранов позвонил в КНБ и сообщил, что здесь готовится антиправительственный заговор. В общем, по сведениям директора санатория, сюда едет антитеррористическая бригада, которая будет брать санаторий штурмом.

Прошло с полчаса, к нам в аудиторию зашел скромный молодой человек, представился и попросил поприсутствовать. Ему разрешили. Он сидел, внимательно слушал спикеров, и в конце поблагодарил за интересный тренинг, сказав, что он узнал очень много интересного.8

 

Что делают участники Инициативы Прозрачности Добывающих Отраслей (ИПДО)?

Напишу от представителей гражданского сектора.

- Алло, Наташа? Сможем сегодня встретиться, посидеть над отчетом?

- Я смогу только после работы, часов в семь.

- Я тоже. Давай в нашем офисе? Приезжай

- Договорились.

В семь вечера начинается волонтерский труд: изучить двести страниц проекта отчета, не считая приложений. Засиделись до двух ночи. И так два-три раза в неделю, два-три месяца. Нет, конечно, иногда, чтобы не сидеть по ночам, мы встречаемся в выходные. Наши дети уже легко оперируют такими терминами, как прозрачность и подотчетность, валидация, дезагрегация, знают названия компаний и месторождений. А еще техническое задание для изготовления отчета с кучей форм отчетности и это только то, что касается изготовления национального отчета.

За всей этой волонтерской работой стоит большое желание сделать добывающий сектор прозрачным и подотчетным. Участие в ИПДО неблагодарная работа – все, кто не работают критикуют, а энтузиастов пока немного. Зато, когда видишь, что огромный пласт информации стал доступным, чувствуешь радость и удовлетворенность от своей работы.

Член НСЗС от гражданского общества Мария Лобачева, аналитик ОО ЭХО

«Добрый» бухгалтер

Давным-давно у нас в ЭХО работала бухгалтер N. Женщина прямолинейная, всегда говорила, что думает. Возможно кому-то это не нравилось, а нам было смешно, несмотря на то, что от ее прямолинейности нам тоже прилетало.

Как всегда, в день выборов к нам в офис неожиданно пришел сотрудник налоговой. Начал вопросы задавать, документы проверять. N села напротив него, смотрела на него, смотрела и говорит: «Что-то вы плохо выглядите. Наверное, у вас лейкемия!» Налоговик побледнел, позеленел, быстро собрался и скрылся.

Вернулся через неделю, а на руках следы от уколов. Оказывается, кровь на анализы сдавал. Документы посмотрел и ушел. Впечатлительный товарищ попался. Зато наблюдение выборов мы провели спокойно.

Всё реально

Помните нашего «гражданина Казахстана», который хочет получать ответы на свои вопросы? Нам не чужды обычные человеческие слабости. Мы, как и все хотим сэкономить время и деньги, поэтому часто изучаем, насколько легко получить необходимые данные дистанционно. Например, через интернет.

Вот некоторые из рекомендаций, которые мы давали госорганам много лет назад:

• Разработать версии сайтов для слабовидящих.

• Обеспечить возможность использования сайтов с любого интернет браузера.

• Регламентировать сроки ответов на обращения граждан через веб-сайты в соответствии с законом «об обращениях граждан». • Предоставлять возможность пользователям, прошедшим полную регистрацию, использовать ответ на электронную почту как официальный.

• Использовать сайты для обеспечения прозрачности разных видов деятельности, например, ввести прозрачную систему очередей на детские сады.

Это стало реальностью. Поэтому, если вы слышите «Зачем напрягаться? Всё равно ничего не изменится», - это неправда. Всё можно изменить. Гражданская активность именно об этом – как этот самый гражданин Казахстана меняет реальность в свою пользу.

Истории

Когда мы ездим наблюдать за выборами в другие страны, то проявляем любопытство не только мы, но и местные жители. Для них иностранные наблюдатели – нечто экзотичное.

Когда мы с Нурией наблюдали в паре, наши имена всегда произносили одинаковым способом: МАрия и НУрия, МариЯ и НуриЯ, МарИя и НурИя.

Нашему наблюдателю из Украины, Яну Лепетуну, в Кыргызстане выдали удостоверение наблюдателя на имя Жана Лепетяна.

А в Осло члены избиркома, в ответ на вопрос иностранного наблюдателя из таинственного Казахстана «У вас были нарушения на участке?» громко каялись: «Были! Два человека пытались зайти одновременно в кабинку. Мы их не пустили, но они же пытались!»

В Киевской области в маленькой далекой деревушке на 200 жителей нас спрашивали: «Как вы нас нашли? Не боитесь заблудиться?». Мы отвечали, что у нас есть навигатор. Один из местных хитро улыбнулся, кивнул на нашего водителя и сказал: «Знаем мы ваш навигатор, Сашко зовут»

В Швеции на выборы собрались наблюдатели из всех уголков мира. Всех поселили под Стокгольмом в местечке Сальтшёбаден, где проживают в основном одни миллионеры. Рано утром собрались на улице, чтобы разъехаться по участкам. Мимо прогуливалась пожилая пара из местных. Увидев нас, женщина обратилась к мужу со словами: «Вот уж никогда не думала, что в нашем районе проживает столько иммигрантов».

А когда Pavel Lobachev был в Йемене, его предупредили: "КОГДА тебя похитят, говори только по-русски. Тогда тебя или сразу отпустят, или выкуп потребуют небольшой."

Вспоминает Мария Лобачева, аналитик ОО "ЭХО".